СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

от 2 мая 2006 г.

Дело N 33-2475/2006

 

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:

 

    председательствующего                         Прокофьева В.В.,

    судей                                          Тимофеева Ю.А.,

                                                   Семерневой Е.С.

 

рассмотрела в судебном заседании 2 мая 2006 г. дело по иску К. к ОАО "Кондитерское объединение "СладКо" о признании соглашения о расторжении трудового договора незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда и расходов на оплату услуг представителя по кассационной жалобе истца на решение Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 16 января 2006 г.

Заслушав доклад судьи Прокофьева В.В., объяснения К., поддержавшего доводы своей жалобы и просившего об отмене постановленного судом решения, объяснения представителя ответчика - Жириковой А.В., согласной с решением суда, и заключение прокурора отдела прокуратуры Свердловской области Лариной Л.В., полагавшей обжалуемое истцом решение правильным и подлежащим оставлению без изменения, судебная коллегия

 

УСТАНОВИЛА:

 

К. работал в ОАО "Кондитерское объединение "СладКо" грузчиком склада сырья и материалов. Приказом от 15.11.2005 исполнительного директора ОАО он был уволен по п. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации (по соглашению сторон).

Оспаривая законность такого соглашения и, как следствие, увольнение с работы, К. обратился в суд с иском к ОАО "Кондитерское объединение "СладКо". Он указал, что заявление об увольнении написал, а соглашение о прекращении трудового договора подписал по принуждению представителей администрации ответчика. Последние с 14.11.2005 отстранили его от работы по подозрению в соучастии в хищении товарно-материальных ценностей и изъяли пропуск на территорию предприятия, угрожали увольнением по порочащему основанию. По утверждению истца, опасаясь за свое дальнейшее благополучное трудоустройство и учитывая необходимость обеспечения содержания находящихся у него на иждивении двоих малолетних детей, он вынужден был принять предложенные ему работодателем условия прекращения трудового договора. Однако трудоустроиться он не смог, а в конце того же месяца узнал о том, что приказ об отстранении его от работы был отменен по протесту прокурора.

В этой связи истец просил суд восстановить его на работе, взыскать с ответчика оплату за время вынужденного прогула, а также компенсацию морального вреда в размере 10000 рублей и 2000 рублей в возмещение расходов на оплату услуг представителя.

Представитель ОАО "Кондитерское объединение "СладКо" иск не признал, пояснив, что истец соглашение о расторжении трудового договора подписал добровольно, без какого-либо насилия и давления со стороны администрации предприятия.

Вышеназванным решением суда К. в удовлетворении исковых требований отказано.

Не согласившись с таким решением, он подал кассационную жалобу, в которой просит об отмене судебного постановления ввиду несоответствия изложенных в нем выводов фактическим обстоятельствам дела. Автор жалобы полагает, что его доводы о недобровольности подписания им соглашения о прекращении трудового договора нашли свое подтверждение в ходе судебного разбирательства, однако необоснованно не были приняты судом во внимание.

 

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и проверив обжалуемое решение, судебная коллегия находит его подлежащим отмене по указанным истцом основаниям, исходя из следующего.

Согласно п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" расторжение трудового договора по инициативе работника допустимо в случае, когда подача заявления об увольнении являлась добровольным его волеизъявлением. Если истец утверждает, что работодатель вынудил его подать заявление об увольнении по собственному желанию, то это обстоятельство подлежит проверке и обязанность доказать его возлагается на работника.

Данное разъяснение справедливо и при рассмотрении судами споров о расторжении трудового договора по соглашению сторон (п. 1 ст. 77, ст. 78 Трудового кодекса Российской Федерации), поскольку и в этом случае необходимо добровольное волеизъявление работника на прекращение трудовых отношений с работодателем.

Однако, отказывая К. в иске, суд счел недоказанными его доводы о подписании соглашения о прекращении трудового договора под незаконным морально-психологическим воздействием (насилием) со стороны руководства предприятия. При этом в обоснование своего вывода суд сослался на пояснения самого истца, а также на показания свидетелей Н., М. и В.

Между тем на протяжении всего судебного разбирательства истец, объясняя мотивы своего поведения при написании заявления об увольнении, его переписывании и подписании соглашения придерживался одних и тех же доводов, изложенных им еще в исковом заявлении. Показаниями же упомянутых выше свидетелей эти доводы не опровергнуты.

Наоборот, свидетель В., общавшаяся от имени работодателя с истцом при оформлении его увольнения, подтвердила, что именно она предложила К. написать заявление об увольнении по собственному желанию в связи с попыткой хищения. Она же охарактеризовала суду истца как работника исключительно с положительной стороны.

Согласно удостоверенным судом замечаниям на протокол судебного заседания (по данным аудиозаписи), В. "советовала К. написать заявление на увольнение по собственному желанию самому, потому что в такой ситуации - подозрение в хищении - ему уже никто из администрации не верит и больше не поверит, поэтому все равно в организации больше не работать".

Вместе с тем, как следует из тех же удостоверенных судом замечаний, свидетель М. в ходе этой беседы с истцом не присутствовала.

Таким образом, вопреки безосновательным суждениям суда при разбирательстве дела как раз установлено, что инициатива увольнения К. исходила вовсе не от него, а именно от администрации ОАО "Кондитерское объединение "СладКо" и отражала интересы последнего.

Указанные обстоятельства сами по себе не имели бы столь существенного значения, если бы не сопровождались противоправными действиями ответчика, а преследуемая им цель была правомерной. Однако факт незаконного отстранения К. от работы, изъятия у него пропуска и воспрепятствования тем самым его трудовой деятельности в ОАО "Кондитерское объединение "СладКо" непосредственно перед поступлением от администрации предприятия предложения о расторжении трудового договора также нашел свое достоверное подтверждение в судебном заседании. Об этом свидетельствуют приобщенные к материалам дела документы, согласно которым приказ об отстранении истца от работы признан недействительным и отменен работодателем по протесту прокурора.

К тому же убедительных доказательств наличия законных оснований к увольнению К. за совершение какого-либо виновного деяния (что могло бы послужить оправданием действий работодателя и объяснением поведения работника) ответчиком не представлено. Как пояснили в заседании судебной коллегии представители сторон, подозрения в отношении К. о его соучастии в хищении в рамках расследования уголовного дела до настоящего времени (по прошествии почти 6 месяцев) не подтвердились, обвинение ответчику не предъявлено и приговор в отношении его не вынесен.

При таких обстоятельствах, как обоснованно указывает автор кассационной жалобы, его волеизъявление на расторжение трудового договора и прекращение трудовых отношений не может быть признано свободным, а значит, увольнение истца по основаниям п. 1 ст. 77 и ст. 78 Трудового кодекса Российской Федерации незаконно.

В этой связи постановленное судом решение подлежит отмене с вынесением нового - об удовлетворении требований истца.

В соответствии со ст. 394 Трудового кодекса Российской Федерации он подлежит восстановлению на прежней работе с присуждением в его пользу среднего заработка за все время вынужденного прогула, начиная с 16.11.2005 по 02.05.2006 (111 рабочих дней).

Как следует из представленной ответчиком и не оспариваемой истцом справки, средний дневной заработок К. составляет: 89,63 руб. x 8 час. = 717 руб. 04 коп.

Таким образом, всего взысканию в пользу истца подлежит: 717,04 руб. х 111 дн. = 79591 руб. 44 коп.

Кроме того, судебная коллегия находит разумным и справедливым в соответствии со ст. 237, 394 Трудового кодекса Российской Федерации, ст. 151, 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации и ст. 100 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации присудить К. в возмещение причиненного ему работодателем морального вреда 2000 рублей и такую же денежную сумму в качестве компенсации расходов на оплату услуг представителя.

Руководствуясь ст. 360, 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

ОПРЕДЕЛИЛА:

 

решение Октябрьского районного суда г. Екатеринбурга от 16 января 2006 г. отменить и постановить новое - об удовлетворении иска.

Восстановить К. на работе в ОАО "Кондитерское объединение "СладКо" в прежней должности грузчика склада сырья и материалов.

Взыскать с ответчика в пользу истца 79591 руб. 44 коп. в качестве компенсации утраченного за время вынужденного прогула заработка, 2000 рублей в возмещение морального вреда и 2000 рублей в возмещение расходов на оплату услуг представителя.

В удовлетворении остальной части иска отказать.

Взыскать с ОАО "Кондитерское объединение "СладКо" государственную пошлину в доход федерального бюджета в размере 2191 руб. 06 коп.

 

Председательствующий

ПРОКОФЬЕВ В.В.

 

Судьи

ТИМОФЕЕВ Ю.А.

СЕМЕРНЕВА Е.С.